Этнолингвистическая география Южной Славии

Анна Аркадьевна Плотникова

 

Карты к части II  

 

  1. Карта № II-1-1. «Мышиный день»: названия, время празднования

  2. Карта № II-1-2. «Волчьи» дни: названия, ритуалы

  3. Карта № II-1-3. День св. Андрея как «медвежий» день: названия, ритуалы, легенда

  4. Карта № II-1-4. Хрононимы Рождества

  5. Карта № II-1-5. Рождественский хлеб типа «чесница»

  6. Карта № II-1-6. Рождественский фигурный хлеб

  7. Карта № II-1-7. Рождественское полено: названия, обычаи

  8. Карта № II-1-8. Зимние дружины ряженых

  9. Карта № II-1-9. Новогодние дружины: типы, названия от +surva

10. Карта № II-1-10. Последний день масленицы: названия, обычай взаимного прощения

11. Карта № II-1-11а. Масленичные костры и факелы

12. Карта № II-1-11б. Летние костры и факелы

13. Карта № II-1-12. Масленичная игра с подвешенными предметами

14. Карта № II-1-13а. «Баба Марта»: названия дней, месяца, легенда о дерзкой старухе

15. Карта № II-1-13б. «Мартеница»: названия, гадания, обычаи

16. Карта № ΙΙ-1-14. Заклинание (отгонная формула) против змей в день св. Иеремии (1/14.V)

17. Карта № II-1-15. Весенне-летние девические обходы: варианты, названия

18. Карта № II-1-16. Обряд вызывания дождя

 

19. Карта № II-2-1а. Праздник по случаю рождения ребенка: названия, структура

20. Карта № II-2-1б. Названия женщины — гостьи на родинах

21. Карта № II-2-2. «Рубашечка» новорожденного: названия, поверья

22. Карта № II-2-3. Послед: названия, магические действия

23. Карта № II-2-4. Ребенок — участник свадьбы: названия, ритуалы

24. Карта № II-2-5а. Голошение по покойному: термины с внутренней формой "плакать', "горевать, скорбеть'

25. Карта № II-2-5б. Голошение по покойному: термины с внутренней формой 'перечислять', 'называть', 'петь', 'кричать', 'выть'

26. Карта № II-2-6а. Поминальная трапеза после погребения

27. Карта № II-2-6б. Поминки в течение года после смерти

28. Карта № II-2-6в. Жертвенное животное на поминках: названия, обычаи

29. Карта № II-2-7. Поминки в течение календарного года

 

30. Карта № II-3-1а. Мифологические персонажи типа +вила: названия, поверья

31. Карта № II-3-1б. Опасные для людей следы (места) пребывания персонажей типа +вила

32. Карта № II-3-2. Вампир, ходячий покойник: названия, типы

33. Карта № II-3-3. Ведьма: названия и поверья

34. Карта № II-3-4а. Мифический защитник земельных угодий, вступающий в борьбу с демонами непогоды

35. Карта № II-3-4б. Мифологический персонаж «хала»/«ламя»/«аждая»

36. Карта № II-3-5. Мифический хозяин места: названия, поверья

37. Карта № II-3-6. Демоны, происходящие от умерших некрещеных младенцев

38. Карта № II-3-7. Демоны, определяющие судьбу

 

 

Карта № II-1-1. «Мышиный» день: названия, время празднования

 

 

341

 

 

[[ Карты пунктов фиксации материала далее не будут представлены в интернет-варианте книги. Для удобства, на их место будут размещены легенды к главным картам. — В. К. ]]

 

342

 

Карта № II-1-1

«Мышиный» день: названия, время празднования

 

Комментарий

 

Карта отражает наличие терминов и соответствующих обрядов в источниках, описывающих территорию Болгарии, Македонии, Сербии, Боснии и Герцеговины, Хорватии (а также славянское население на территории Греции, Турции). Лакуны на территории Македонии, Сербии, Черногории, Боснии и Герцеговины, Хорватии, Словении связаны с отсутствием подобных обычаев во многих западных регионах Южной Славии, а также с недостатком конкретных географических справок в источниках, описывающих Боснию и Герцеговину.

 

Легенда

 

Пункты фиксации материала

. . . (стр. 342—347 в скане книги)

 

 

348

 

Карта № II-1-2. «Волчьи»дни: названия, ритуалы

 

 

 

 

350

 

Карта № II-1-2

«Волчьи»дни: названия, ритуалы

 

Комментарий

 

Карта отражает наличие терминов и соответствующих обрядов в источниках, описывающих территорию Болгарии, Македонии, Сербии (а также болгарское население на территории Греции, Турции). Лакуны на территории Сербии, Черногории, Боснии и Герцеговины, Хорватии, Словении связаны с отсутствием подобных обычаев в западной части Южной Славии.

 

В восточной части южной Славии «волчьи» дни нередко относятся к периоду святок (например, в Пловдивском крае южнее р. Марица и др.); такие случаи не отмечаются на карте, поскольку восприятие святок как опасного для людей и скота периода носит более общий характер «поганых», «демонических» дней — в эти дни активизируются, как правило, не только волки, но и мифологические персонажи.

  

Пункты фиксации материала

. . . (стр. 350—358 в скане книги)

 

 

360

 

 

Карта № II-1-3. День св. Андрея как «медвежий» день: названия, ритуалы, легенда

 

 

 

 

362

 

Карта № II-1-3

День св. Андрея как «медвежий» день: названия, ритуалы, легенда

 

Комментарий

 

Карта отражает наличие терминов и соответствующих обрядов, поверий в источниках, описывающих территорию Сербии и Болгарии. Лакуны на территории Сербии, Болгарии, Македонии и других зонах Южной Славии связаны с отсутствием там подобных обычаев и поверий.

  

Пункты фиксации материала

. . . (стр. 362—364 в скане книги)

 

 

366

 

Карта № II-1-4. Хрононимы Рождества

 

 

 

 

368

 

Карта № II-1-4

Хрононимы Рождества

 

Комментарий

 

Карта отражает распределение южнославянских диалектных наименований Рождества (25.XII/7.1). Неизбежные лакуны на карте связаны с недостатком доступных нам источников по народному календарю, включающих точную локализацию диалектных названий Рождества.

 

В разделе «Пункты фиксации материала» приводятся также диалектные названия кануна Рождества — Сочельника (если такая информация имеется в источнике), однако на карте представлены только названия Сочельника от *kolęd- и его единичное болгарское наименование Божйч с целью показать распространение данных лексем в значении хрононимов.

  

Пункты фиксации материала

. . . (стр. 368—374)

 

 

376

 

Карта № II-1-5. Рождественский хлеб типа «чесница»

 

 

 

 

378

 

Карта № II-1-5

Рождественский хлеб типа «чесница»

 

Комментарий

 

Карта отражает распространение южнославянских наименований обрядового рождественского хлеба с запеченными монетой и предметами для определения судьбы домочадцев в будущем году, называемого чесница или иным образом. Кроме того, на карте с помощью знака О представлены наименования рождественского хлеба, именуемого чесница, без предметов для гадания (западные регионы Южной Славии), а также и те случаи, когда в источнике отсутствует информация о способе приготовления каравая чесница (т. е. о том, замешиваются ли в тесто предметы для гадания). Лакуны на территории Словении, Хорватии, Болгарии связаны с отсутствием подобных обычаев в западной части Южной Славии, а также в ряде ее восточных регионов.

  

Пункты фиксации материала

. . . (стр. 378—385)

 

 

386

 

Карта № II-1-6. Рождественский фигурный хлеб

 

 



388

 

Карта № II-1-6

Рождественский фигурный хлеб

 

Комментарий

 

Карта отражает распространение обычая выпекать рождественские обрядовые хлеба и хлебцы с сельскохозяйственной и бытовой символикой наряду с главным рождественским караваем. Несмотря на то, что главный обрядовый хлеб может быть также украшен пластическими фигурами в форме различных сельскохозяйственных реалий, информация об изготовлении больших караваев на карту не выносится. В ряде регионов число видов выпекаемых хлебных изделий (наименования которых, как правило, отражают ритуально-магическую функцию того или иного хлеба) достаточно велико и часто соотносится с числом основных хозяйственных работ домочадцев; информация о количестве видов изготовляемых хлебцев представлена на карте. Лакуны на территории Словении, Хорватии, Черногории, Македонии, Болгарии связаны с отсутствием подобных обычаев в западной и южной части Южной Славии, а также ряде ее восточных регионов.

  

Пункты фиксации материала

. . . (стр. 388—396)

 

 

398

 

Карта № II-1-7. Рождественское полено: названия, обычаи

 

 

 

 

400

 

Карта № II-1-7

Рождественское полено: названия, обычаи

 

Комментарий

 

Карта отражает распространение ритуала жечь в ночь под Рождество большое полено (пень) и названия данной обрядовой реалии, а также обычай заворачивать рождественское полено в рубашку, полотно. При картографировании наименований и самого ритуала на территории Словении были использованы данные карты Н. Курета «Рождественский пень у словенцев» [Kuret 1997:25]. Лакуны на территории северной и северо-восточной Словении, северо-западной Хорватии связаны с отсутствием обычая в этих регионах. Лакуны на карте в зоне восточной Болгарии обусловлены как недостатком источников по народному календарю из указанных областей, так и постепенным исчезновением обычая в XX в.

 

Поскольку обычай заворачивать полено в рубашку, полотно известен лишь в тех регионах, где в номинации обрядовой реалии используется лексема *badnjak (О), то для обозначения распространения обычая на карте применен комбинированный знак .

  

Пункты фиксации материала

. . . (стр. 400—411)

 

 

412

 

Карта № II-1-8. Зимние дружины ряженых

 

 

 

 

414

 

Карта № II-1-8

Зимние дружины ряженых

 

Комментарий

 

На карте представлены южнославянские названия зимних дружин и отдельных персонажей процессий ряженых с корнями +star-, +děd-, +bab-. Карта составлена на основе рекартографирования пробных карт «Этнологического атласа Югославии» [Poklade EAJ] (территория Словении, Хорватии, Боснии и Герцеговины, Сербии и Черногории, Македонии) с дополнением сведений из этнографических и диалектных источников, а также по полевым данным, собранным по программе [Плотникова 1996а] (территория Боснии и Герцеговины, Сербии, Македонии, Болгарии). Рекартографирование материалов атласа осуществлялось путем совмещения на одной карте информации двух карт пробного выпуска атласа по теме «Масленица»: «Ряженая пара старцев» и «Названия ряженых на масленицу» [Poklade EAJ]. В разделе «Пункты фиксации материала» названия сел по сетке EAJ даются только в тех случаях, когда они указаны в источнике (населенные пункты по сетке ЕДЈ даются без указания на район, но с принятыми в EAJ обозначениями территориального «квадрата» фиксации — две латинские буквы и номер пункта).

 

Лакуны на территории бывшей Югославии отражают отсутствие терминов и соответствующих масленичных персонажей (масок) в пунктах наблюдения по сетке «Этнологического атласа ЮгославиЛ», а по зимней обрядности — в изученных нами этнографических и диалектных источниках и в полевом материале. Лакуны на территории Болгарии (северо-западная, северная и северо-восточная Болгария) отражают отсутствие терминов и соответствующих персонажей зимнего и весеннего маскарада в исследованных нами источниках и в полевом материале.

 

На карте представлено только «Наличие пары ряженых, называемых +děd- и +baba-, но не представлены иные названия брачной пары ряженых (например, «жених и невеста», «зять и сноха» и т. п.). В случаях, когда в источниках фиксируется обозначение пары ряженых от +bab- и +star-, эти наименования даются на карте раздельно, с помощью соответствующих знаков (О и V). К сожалению, в пробном выпуске «Этнологического атласа Югославии» по теме «Масленица» наименования от +star- не фиксируются, за исключением четырех случаев (территория Словении и западной Хорватии), специально отмеченных в сопроводительном комментарии [Poklade EAJ: 126].

  

Пункты фиксации материала

. . . (стр. 414—419)

 

 

420

 

Карта № II-1-9. Новогодние дружины: типы; названия от +surva

 

 

 

 

422

 

Карта № II-1-9

Новогодние дружины: типы; названия от +surva

 

Комментарий

 

Карта отражает типы южнославянских новогодних дружин колядующих, обозначаемых терминами от +surva, а также функционирование обрядовой лексики от +surva в ритуальной речи новогодних дружин колядующих, называемых иначе (например, џамалари, василичари и др.). Лакуны на карте на территории Сербии, Черногории, Боснии и Герцеговины, Хорватии, Словении показывают отсутствие там обрядовой терминологии от +surva, связанной с новогодним колядованием.

 

Пункты фиксации материала

. . . (стр. 422—433)

 

 

434

 

Карта № II-1-10. Последний день масленицы: названия, обычай взаимного прощения

 

 

 

 

436

 

Карта № II-1-10

Последний день масленицы: названия, обычай взаимного прощения

 

Комментарий

 

Карта отражает основные типы южнославянских наименований последнего дня масленицы (последнего воскресенья перед Великим постом — у православных; масленичного вторника — у католиков), а также ритуала взаимного прощения и его вариантов (варианты исполнения самого ритуала прощения на масленицу на карте не представлены). Отдельные редкие наименования праздника (например, болг. Великденски заговезни [Кап.: 212]) на карту не выносятся. Чтобы избежать информативной перегрузки карты, не выносятся также наименования ритуала взаимного прощения (и его вариантов) в тех случаях, когда название праздника мотивировано этим ритуалом. Некоторые лакуны на территории Словении, Хорватии, Боснии и Герцеговины, Сербии, Македонии обусловлены недостатком доступных нам источников по народному календарю, включающих диалектные названия праздника и точные географические отсылки.

 

Следует отметить, что в ряде источников не различаются (совпадают) наименования всего масленичного периода и его последнего дня, что отражает специфику номинации этого времени народного календаря. В случае разного функционирования названий масленицы и ее последнего дня, на карте показаны наименования только последнего дня масленицы (например, при наличии информации: Сирна недеља 'масленица'; Прочка 'последний день масленицы' [Филиповић, Томић 1955:95] картографируется наименование Прочка).

 

Пункты фиксации материала

. . . (стр. 437—442)

 

 

444

 

Карта № II-1-11a. Масленичные костры и факелы

 

 

 

 

446

 

Карта № II-1-11a

Масленичные костры и факелы

 

Комментарий

 

Карта отражает основные типы южнославянских наименований возжигаемых на масленицу обрядовых костров и факелов. Представлены также отдельные единичные термины, характерные для периферийной зоны бытования масленичных костров и факелов — серб. букара, љарга, љевка, привег, макед. буболинга, ерле (значок ), однако встречающиеся в компактной зоне бытования обычая (территория Болгарии) единичные названия костров и факелов (например, болг. гаро, бубули, урбълка и др.) не картографируются во избежание информативной перегрузки карты. Лакуны на территории западной Сербии, Черногории, Боснии и Герцеговины, Хорватии, Словении связаны с отсутствием подобных терминов и обычая в западной части Южной Славии, где имеют распространение летние обрядовые костры и факелы (см. карту № II-1-11б).

 

Для картографирования терминологии масленичных костров и факелов, известных на территории Болгарии, были использованы три карты с комментариями С. Гребенаровой, посвященные типам масленичных огней, названиям масленичных костров и названиям масленичных факелов [Гребенарова 1990:89-92,124-126, 127-129]. Эта информация была дополнена сведениями из источников, вышедших после 1990 г. (см. [Лов.; Род.; Стран.;-Сак. и др.]), а также данными полевых исследований Е. С. Узеневой, А. А. Плотниковой, И. А. Седаковой (1997-2003 гг.).

 

Относительно представления на карте формы масленичных костров/факелов следует отметить, что переходные случаи (формирующие компактные ареалы на южнославянской территории) отмечаются лишь при описании материалов (костер, приподнятый иа четырех шестах [Лов.: 306], горящая корзина, поддерживаемая двумя шестами [Стран.: 306]).

 

Пункты фиксации материала

. . . (стр. 446—452)

 

 

454

 

Карта № II-1-11б. Летние костры и факелы

 

 

 

 

456

 

Карта № II-1-11б

Летние костры и факелы

 

Комментарий

 

Карта отражает наличие терминов и обрядов в источниках, описывающих территорию Сербии, Черногории, Боснии и Герцеговины, Хорватии и Словении. Лакуны на карте на территории Сербии, Македонии и Болгарии обусловлены отсутствием обрядов (и соответствующих терминов), связанных с летними кострами и факелами, в восточной части Южной Славии (и наличием — масленичных, см. карту № II-1-11a).

 

Пункты фиксации материала

. . . (стр. 456—459)

 

 

460

 

Карта № II-1-12. Масленичная игра с подвешенными предметами

 

 

 

 

462

 

Карта № II-1-12

Масленичная игра с подвешенными предметами

 

Комментарий

 

Карта отражает наличие терминов и обычая в источниках, описывающих территорию Болгарии, Македонии, Сербии (а также славянское население на территории Греции, Турции). Лакуны на карте на территории Сербии, Черногории, Боснии и Герцеговины, Хорватии, Словении связаны с отсутствием подобных терминов и обычая в западной части Южной Славии.

 

Пункты фиксации материала

. . . (стр. 462—466)

 

 

468

 

Карта № II-1-13а. «Баба Марта»: названия дней, месяца, легенда о дерзкой старухе

 

 

 

 

470

 

Карта № II-1-13а

«Баба Марта»: названия дней, месяца, легенда о дерзкой старухе

 

Комментарий

 

Карта отражает наличие терминов и легенды в источниках, описывающих территорию Болгарии, Македонии, Сербии, Черногории, Боснии и Герцеговины (а также славянское население на территории Греции, Турции). Лакуны на карте на территории Боснии и Герцеговины, Хорватии, Словении связаны с отсутствием подобных терминов и легенды в западной части Южной Славии. Вместе с тем следует отметить, что информация о легенде и названиях весенних дней часто отсутствует в многочисленных этнографических (а также диалектных) источниках, относящихся к территории Болгарии, Сербии, Боснии и Герцеговины, Хорватии.

 

Наименование месяца марта баба Марта, Марта известно практически повсеместно в Болгарии, однако на карте нашли отражение только те случаи, которые имеют географическую документацию в источниках.

 

Пункты фиксации материала

. . . (стр. 470—475)

 

 

476

 

Карта № II-1-13б. «Мартеница»: названия, гадания, обычаи

 

 



478

 

Карта № II-1-13б

«Мартеница»: названия, гадания, обычаи

 

Комментарий

 

Карта отражает наличие терминов и соответствующих обрядов в источниках, описывающих территорию Болгарии, Македонии, отчасти — Сербии (а также македонское и болгарское население на территории Греции). Лакуны на карте на территории Сербии, Черногории, Боснии и Герцеговины, Хорватии, Словении связаны с отсутствием подобных обычаев в западной части Южной Славии. Следует также отметить, что обычай изготавливать амулеты-украшения в первый день марта на территории Болгарии известны практически повсеместно (за исключением Кюстендилского края на западе Болгарии), тогда как на территории Македонии они фиксируются главным образом на западе и на востоке (в примыкающих к юго-западной Болгарии регионах) и отсутствуют на севере Македонии (например, в Скопской Котлине).

 

Карта отражает обычай гадания о приплоде скота по насекомым, найденным на подложенном под камень амулете, в южных регионах Болгарии, однако на карте не фиксируются соответствующие гадания на северо-востоке Болгарии у переселенцев из Фракии и центральных балканских регионов (в селах: Дебрене, Батово, Цырква, Сырнец, Владимирово, Зафирово; см. [Добр.: 324]). Не картографируется также информация о таких единичных наименованиях амулета-украшения в первый день марта, как болг. байница, гадалушка (см., например, [БМ: 211], без точной географической локализации).

  

Пункты фиксации материала

. . . (стр. 478—485)

 

 

486

 

Карта № II-1-14. Заклинание (отгонная формула) против змей в день св. Иеремии (1/14.V)

 

 

 

 

488

 

Карта № II-1-14

Заклинание (отгонная формула) против змей в день св. Иеремии (1/14.V)

 

Комментарий

 

Карта отражает распространение исполняемого в день св. Иеремии заклинания против змей (и иных «гадов») в Сербии, Македонии, западной Болгарии, восточной Боснии и Герцеговине и в Черногории (единичная фиксация), а также у славянского населения на территории Греции. Карта показывает отсутствие подобных заклинаний в день св. Иеремии на территории вне указанной зоны. В этнографических источниках отгонные формулы против змей с иными «устрашающими» персонажами фиксируются вне обозначенного на карте центрального ареала на территории Болгарии (болг. баба Марта "первое марта', Благовец 'Благовещение') и на территории Боснии и Воеводины (серб. Лазарица 'Вербная суббота').

 

Содержание развернутого варианта отгонной формулы, представляющей натуралистическую картину расправы над «гадами» (змей рубят, бьют, разрывают, жарят, едят, мотают им кишки и т.д.), отражено на карте одним знаком (), несмотря на вариации персонажного кода (в ряде пунктов вместо основного персонажа — св. Иеремии — главными действующими лицами становятся «разбойники», «татары», см. раздел Пункты фиксации материала).

  

Пункты фиксации материала

. . . (стр. 488—494)

 

 

496

 

Карта № II-1-15. Весенне-летние девические обходы: варианты, названия

 

 

 

 

498

 

Карта № II-1-15

Весенне-летние девические обходы: варианты, названия

 

Комментарий

 

Карта отражает распространение названий и вариантов весенне-летних девических ритуальных обходов у южных славян. Некоторые единичные, а также не четко документированные географически наименования (например, хорв. ivančice) на карте не представлены. Лакуны на карте на территории Хорватии, Боснии и Герцеговины, Черногории, Сербии связаны как с отсутствием подобных обычаев в этой части Славии, так и с постепенным исчезновением практики их исполнения.

 

Пункты фиксации материала

. . . (стр. 498—508)

 

 

510

 

Карта № II-1-16. Обряд вызывания дождя

 

 

 

 

512

 

Карта № II-1-16

Обряд вызывания дождя

 

Комментарий

 

Карта отражает наличие терминов и соответствующих обрядов в источниках, описывающих территорию Болгарии, Македонии (включая славянское население в Греции, Турции, Румынии), Сербии, Хорватии, и преимущественное отсутствие терминов и обрядов в западной части Южной Славии (прежде всего, в Черногории, в Боснии и Герцеговине, в Словении). В общем виде ту же картину представляет и карта в статье В. Чулинович-Константинович [Culinović-Konstantinović 1963: 79-80], охватывающая территорию бывшей Югославии. Материалы этой карты нами принимаются во внимание (с учетом поправки Д. Ножинича [Ножинић 1998: 93-94] по поводу неправильного соотнесения пункта Котари в Далмации с Бокой Которской в Черногории), но не рекартографируются. Вместе с тем все ссылки на конкретные пункты фиксации, приведенные в тексте данной статьи, отражены на карте (см. Пункты фиксации материала).

 

Пункты фиксации материала

. . . (стр. 512—523)

 

 

524

 

Карта № II-2-1a. Праздник по случаю рождения ребенка: названия, структура

 

 

 

 

526

 

Карта № II-2-1a

Праздник по случаю рождения ребенка: названия, структура

 

Комментарий

 

Карта отражает основные типы южнославянских наименований празднования по случаю рождения ребенка; в восточной части ареала в большинстве случаев совпадающих с названием обрядового хлеба, выпекаемого в этот день. Узко локальные термины (например, болг. клин, балгур, баклава и др.) на карту не выносятся. Представлена также двойная структура праздника (например, угощение женщин сразу после родов и повторно, на третий, седьмой, сороковой и т. д., день после рождения ребенка), если соответствующая информация отмечена в источнике. Лакуны на карте обусловлены недостатком доступных нам источников, описывающих местные обряды и их диалектные названия.

  

Пункты фиксации материала

. . . (стр. 526—537)

 

 

538

 

Карта № II-2-1б. Названия женщины-гостьи на родинах

 

 

 

 

539

 

Карта № II-2-1б

Названия женщины-гостьи на родинах

 

Комментарий

 

Карта отражает наличие терминов, обозначающих женщину-гостью на родинах, на территории Сербии, Македонии, Болгарии, т. е. в центральной части южнославянского ареала. Лакуны в других зонах южнославянского ареала связаны с отсутствием там подобных терминов.

 

Пункты фиксации материала

. . . (стр. 540)

 

 

542

 

Карта № II-2-2. «Рубашечка» новорожденного: названия, поверья

 

 

 

 

544

 

Карта № II-2-2

«Рубашечка» новорожденного: названия, поверья

 

Комментарий

 

Карта отражает южнославянские наименования «рубашечки» (остатков амниона, околоплодного пузыря), в которой рождаются некоторые дети, а также основные поверья и магические действия, связанные с рождением детей в «рубашечке». Лакуны на карте обусловлены недостатком доступных нам источников, описывающих диалектные названия реалии и связанные с ней местные поверья. Достаточно частая сетка наименований «рубашечки» на территории Болгарии стала возможной благодаря использованию лексических данных РКС (Рукописная картотека Ст. Романского), любезно предоставленных И. А. Седаковой.

  

Пункты фиксации материла

. . . (стр. 544—549)

 

 

550

 

Карта № II-2-3. Послед: названия, магические действия

 

 

 

 

552

 

Карта № II-2-3

Послед: названия, магические действия

 

Комментарий

 

Карта отражает основные типы южнославянских наименований последа (плаценты) новорожденного ребенка, а также действия-обереги с последом. Лакуны на карте обусловлены недостатком доступных нам источников, описывающих диалектные названия реалии и связанные с ней местные поверья.

  

Пункты фиксации материала

. . . (стр. 552—556)

 

 

558

 

Карта № II-2-4. Ребенок — участник свадьбы: названия, ритуалы

 

 

 

 

 

560

 

Карта № II-2-4

Ребенок — участник свадьбы: названия, ритуалы

 

Комментарий

 

Карта отражает южнославянские названия ребенка — участника свадьбы на этапе введения невесты в дом жениха, а также основные особенности рассматриваемого ритуала (усаживание ребенка на коня или в повозку к невесте), мотивирующие данную терминологическую лексику. Лакуны на карте на территории Словении и Хорватии связаны с наличием там несколько иных ритуалов при входе невесты в дом жениха (вместо ребенка ей дают или кладут на колени хлеб). Некоторые лакуны на карте на территории Болгарии и Македонии обусловлены недостатком доступных нам источников, описывающих местные обряды и их диалектные названия (в ряде же случаев невеста входит в дом жениха не с ребенком, а с хлебом).

  

Пункты фиксации материала

. . . (стр. 560—569)

 

 

570

 

Карта № II-2-5а. Голошение по покойному: термины с внутренней формой 'плакать', 'горевать, скорбеть'

 

 

 

 

571

 

Карта № II-2-5а

Голошение по покойному: термины с внутренней формой 'плакать', 'горевать, скорбеть'

 

Комментарий

 

Карта показывает распространение южнославянской терминологии голошения по покойному с внутренней формой 'плакать', 'горевать, скорбеть'. Лакуны на карте связаны как с отсутствием рассматриваемой терминологии в ряде словенских, хорватских, северносербских, южноболгарских регионов, где бытуют термины иного типа (см. карту № II-2-5б), так и с недостатком доступных нам источников, описывающих диалектные наименования голошения.

  

Пункты фиксации материала

. . . (стр. 572—574)

 

 

576

 

Карта № II-2-5б. Голошение по покойному: термины с внутренней формой 'перечислять', 'называть', 'петь', 'кричать', 'выть'

 

 

 

 

578

 

Карта № II-2-5б

Голошение по покойному: термины с внутренней формой 'перечислять', 'называть', 'петь', 'кричать', 'выть'

 

Комментарий

 

Карта показывает распространение южнославянской терминологии голошения по покойному с внутренней формой 'перечислять', 'называть', 'петь', 'кричать', 'выть'. Лакуны на карге связаны как с отсутствием рассматриваемой терминологии в ряде южнославянских регионов, например, в Черногории, где бытуют термины иного типа (см. карту № II-2-5а), так и с недостатком доступных нам источников, описывающих диалектные наименования голошения. Кроме того, за рамками обеих карт остаются единичные, редко встречающиеся термины голошения (например, макед. ври́сок букв. 'визг', болг. ровè букв. 'реветь' и др.).

  

Пункты фиксации материала

. . . (стр. 578—581)

 

 

582

 

Карта № II-2-6а. Поминальная трапеза после погребения

 

 

 

 

584

 

Карта № II-2-6а

Поминальная трапеза после погребения

 

Комментарий

 

Карта показывает распространение южнославянских наименований поминальной трапезы после погребения покойного (включая родовые названия трапезы, функционирующие как термины погребальной обрядности, например, серб. ручак, вечера, см. п. 46, 47, 48, 53, 55). Некоторые лакуны на карте обусловлены недостатком доступных нам источников, отражающих диалектные названия праздника и их точную географическую локализацию.

 

Пункты фиксации материала

. . . (стр. 584—588)

 

 

590

 

Карта № ΙΙ-2-6б. Поминки в течение года после смерти

 

 

 

 

592

 

Карта № ΙΙ-2-6б

Поминки в течение года после смерти

 

Комментарий

 

Карта показывает распространение основных южнославянских наименований поминальных обрядов, регулярно совершаемых в течение года после смерти покойного. На карту не выносятся некоторые единичные названия (например, болг. поклон, положки и др.), а также специфические термины, обозначающие какие-либо ритуалы погребальной обрядности, совершаемые лишь в один определенный день в течение года (например, равнене и под. — оформление могилы покойного на 40-й день). Лакуны на карте обусловлены недостатком доступных нам источников, отражающих диалектные названия праздника и их точную географическую локализацию.

  

Пункты фиксации материала

. . . (стр. 592—597)

 

 

598

 

Карта № II-2-6в. Жертвенное животное на поминках: названия, обычаи

 

 

 

 

600

 

Карта № II-2-6в

Жертвенное животное на поминках: названия, обычаи

 

Комментарий

 

Карта отражает наличие терминов и обычаев в источниках, описывающих территорию Боснии и Герцеговины, Сербии, Македонии, Болгарии. Лакуны на территории Сербии, Черногории, Боснии и Герцеговины, Хорватии, Словении связаны, прежде всего, с отсутствием подобных терминов и обычаев в западной части Южной Славии, а также с недостатком доступных нам источников по данной проблематике, имеющих точные географические отсылки. К сожалению, вопрос о жертвенном животном на поминках не был изначально учтен в вопроснике по исследованию балканославянского ареала [Плотникова 1996а]. Эта тема получила особое осмысление в ходе изучения поминальных трапез у южных славян, поэтому отсутствие полевых материалов по данному вопросу из обследованных в 1997-2002 гг. пунктов Сербии, Македонии и Болгарии нельзя считать показательным.

 

Пункты фиксации материала

. . . (стр. 600—603)

 

 

604

 

Карта № II-2-7. Поминки в течение календарного года

 

 

 

 

606

 

Карта № II-2-7

Поминки в течение календарного года

 

Комментарий

 

Карта показывает распространение южнославянских наименований ежегодного дня (дней) поминовения усопших. Некоторые лакуны на карте обусловлены недостатком доступных нам источников, отражающих диалектные названия праздника и их точную географическую локализацию.

 

Пункты фиксации материала

. . . (стр. 606—612)

 

 

614

 

Карта № II-3-1a. Мифологические персонажи типа вила: названия, поверья

 

 

 

 

616

 

Карта № II-3-1a

Мифологические персонажи типа вила: названия, поверья

 

Комментарий

 

Карта отражает распространение основных южнославянских названий мифологического персонажа типа вила и поверий о его связи с ветром, вихрем. Редкие локальные наименования персонажа (например, ю.-серб. андра, болг. родоп. злина и др.) на карту не выносятся. Некоторые лакуны на территории Хорватии, Боснии и Герцеговины, Черногории, Болгарии обусловлены недостатком доступных нам источников по народной мифологии, описывающих диалектные наименования демонов и включающих точные географические отсылки. Так, например, мы не смогли, к сожалению, в полном объеме картографировать информацию из работы Н. Колева [Колев 1980], поскольку география лексем самодива и самовила (обозначающих персонажи, которые вызывают вихрь) не представлена в статье раздельно.

  

Пункты фиксации материала

. . . (стр. 616—624)

 

 

626

 

Карта № II-3-1б. Опасные для людей следы (места) пребывания персонажей типа вила

 

 

 

 

628

 

Карта № II-3-1б

Опасные для людей следы (места) пребывания персонажей типа вила

 

Комментарий

 

Карта отражает наличие терминов и соответствующих представлений в источниках, описывающих территорию Болгарии, Сербии, Адриатического побережья Хорватии, и преимущественное отсутствие терминов и представлений в западной части Южной Славии. Лакуны на территории восточной Болгарии, Софийского края, а также на территории Воеводины (Сербия) и Македонии могут быть связаны с недостатком доступных нам источников по народной мифологии, описывающих указанные регионы.

 

В этнографических источниках обозначение опасных для людей мест и следов пребывания персонажей типа вила часто дается не дифференцированно, что обусловлено спецификой народных представлений об этих демонах: они невидимы, поэтому места их сбора одинаково опасны как в момент предполагаемого присутствия там мифологического персонажа, так и впоследствии.

 

Пункты фиксации материала

. . . (стр. 628—632)

 

 

634

 

Карта № II-3-2. Вампир, ходячий покойник: названия, типы

 

 

 

 

636

 

Карта № II-3-2

Вампир, ходячий покойник: названия, типы

 

Комментарий

 

Карта отражает основные типы южнославянских наименований вампира, ходячего покойника. Многие локальные наименования (ср., например, список родопских наименований вампира в работе [Троева-Григорова 2003: 239]), а также общие обозначения нечистой силы (например, болг. враг, дявол, караконджул и др.) на карте не представлены во избежание ее информативной перегрузки. Вместе с тем в карту внесена демонологическая лексика, служащая для обозначения как вампира, так и иных мифологических персонажей, география которых разработана на других картах в данной книге (таласьм, стопан, ср. карту № II-3-5, бродник, ср. карту № II-3-3). Особое внимание уделено презентации спектра значений основных лексем, обозначающих у южных славян вампира, ходячего покойника: +вампир ('вампир', а также 'дьявол') и +вукодлак ('вампир', а также 'волк-оборотень'; 'колдун'; 'нечистый дух').

 

Лакуны на карте на территории Словении связаны с редкими здесь фиксациями терминов, обозначающих вампира, ходячего покойника, хотя распространены представления и соответствующие былички о возвращении покойных к родным, друзьям, соседям. Некоторые лакуны на карте на территории Хорватии, Сербии, Македонии, Болгарии обусловлены недостатком доступных нам источников по народной мифологии, описывающих диалектные наименования демонов и включающих точные географические отсылки.

  

Пункты фиксации материала

. . . (стр. 637—645)

 

 

646

 

Карта № ΙΙ-3-3. Ведьма: названия и поверья

 

 

 

 

648

 

Карта № ΙΙ-3-3

Ведьма: названия и поверья

 

Комментарий

 

Карта отражает основные типы южнославянских наименований ведьмы. Отдельные табуированные (например, серб. бркача букв. 'с густыми бровями', лепирица букв. 'мотылек') и редко встречающиеся названия (например, словен. čərovənca) на карте не представлены. Некоторые лакуны на территории центральной и северной Болгарии обусловлены недостатком доступных нам источников по народной мифологии, включающих точные географические отсылки.

 

Пункты фиксации материала

. . . (стр. 648—657)

 

 

658

 

Карта № II-3-4а. Мифический защитник земельных угодий, вступающий в борьбу с демонами непогоды

 

 

 

 

660

 

Карта № II-3-4а

Мифический защитник земельных угодий, вступающий в борьбу с демонами непогоды

 

Комментарий

 

Карта отражает южнославянские наименования мифического защитника земельных угодий, вступающего в борьбу с демонами непогоды, а также распространение основных поверий, связанных с мифическим персонажем данного типа (верование о покидающей тело душе защитника, о змееподобном облике участников воздушной битвы). Лакуны на карте на территории Словении, Хорватии, Боснии и Герцеговины предположительно связаны с отсутствием там народных представлений о мифическом защитнике земельных угодий, вступающих в борьбу с демонами непогоды, тогда как на территории Македонии и отчасти Болгарии — с недостатком точных географических данных в источниках, посвященных народной демонологии (см., например, книгу Т. Вражиновского, в которой собрано большое число интересующих нас поверий и быличек без указания на место фиксации материала [Вражиновски 1995:37-46]).

  

Пункты фиксации материала

. . . (стр. 660—665)

 

 

666

 

Карта № II-3-4б. Мифологический персонаж «хала»/«ламя»/«аждая»

 

 

 

 

668

 

Карта № II-3-4б

Мифологический персонаж «хала»/«ламя»/«аждая»

 

Комментарий

 

Карта отражает основные варианты южнославянских наименований вредоносного змееподобного мифологического персонажа типа +(h)ala/+lamija/ +aždaja, главные функции которого указывают на его принадлежность к классу воздушных и/или водных демонов. Редкие специфические особенности функций мифологического персонажа (например, «мучить спящего человека»; «водить по бездорожью»; «помогать человеку») отмечены в разделе «Пункты фиксации материала». На карте также показаны семантические поля терминов от +(h)ala/+lamija/ +aždaja, обусловленные значимыми характеристиками мифологического персонажа рассматриваемого типа. Кроме того, представлены черты мифологического персонажа +lamija, отраженные в этиологических легендах; указаны случаи функционирования «лами» в фольклорных жанрах.

 

Лакуны на карте на территории Словении, Хорватии, Боснии и Герцеговины связаны с отсутствием народных представлений о персонаже данного типа (в доступных автору источниках).

 

Пункты фиксации материала

. . . (стр. 668—676)

 

 

678

 

Карта № ΙΙ-3-5. Мифический хозяин места: названия, поверья

 

 

 

 

680

 

Карта № ΙΙ-3-5

Мифический хозяин места: названия, поверья

 

Комментарий

 

Карта отражает наличие терминов и соответствующих поверий в источниках, описывающих территорию Болгарии, Македонии, Сербии, Боснии и Герцеговины (а также болгарское население на территории Греции, Турции). Лакуны на территории Сербии, Черногории, Боснии и Герцеговины, Хорватии, Словении связаны с отсутствием подобных поверий в западной части Южной Славии.

 

Во избежание информативной перегрузки на карту не выносятся узко локальные наименования мифического хозяина места (например, болг. родоп. жин). Термин +talasъm в значении 'мифический хозяин постройки' и близких ему значениях — 'привидение', 'ночной дух' представлен значками одного типа (соответственно и ); распространение лексем +talasъm, +stopan в значении 'вампир, ходячий покойник' см. на карте № II-3-2.

 

Пункты фиксации материла

. . . (стр. 680—684)

 

 

686

 

Карта № II-3-6. Демоны, происходящие от умерших некрещеных младенцев

 

 

 

 

688

 

Карта № II-3-6

Демоны, происходящие от умерших некрещеных младенцев

 

Комментарий

 

Карта показывает распространение основных южнославянских названий демонов, происходящих от умерших некрещеных младенцев, а также иные близкие значения тех же терминов. Лакуны на карте связаны с отсутствием упоминания о демонах этого типа в доступных нам источниках.

 

Пункты фиксации материала

. . . (стр. 688—693)

 

 

694

 

Карта № ΙΙ-3-7. Демоны, определяющие судьбу

 

 

 

 

696

 

Карта № ΙΙ-3-7

Демоны, определяющие судьбу

 

Комментарий

 

Карта отражает основные типы южнославянских наименований демонов, определяющих судьбу человека при рождении. На карте не представлены некоторые редкие наименования (например, серб. срећоделе, урсатори); названия, обозначающие сходных по ряду признаков, но иных мифологических персонажей (например хорв., серб. виле), а также лексика, связанная с книжной традицией (по народным поверьям, судьбу человеку при рождении определяет Бог, ангелы и под.).

 

Для картографирования терминологии демонов судьбы, известной на территории Хорватии, Боснии и Герцеговины, Черногории и Сербии были использованы две карты Е. И. Якушкиной, посвященные обозначениям демонов судьбы женского пола и демонов судьбы мужского пола и основанные на архивных материалах «Этнологического атласа Югославии» [Якушкина 2004]. Эта информация была нами дополнена сведениями из разных опубликованных источников, а также данными полевых исследований; при этом для указанной территории во избежание информативной перегрузки карты создана более редкая сетка, чем в «Этнологическом атласе Югославии». К сожалению, мы не смогли воспользоваться картой болгарских наименований демонов судьбы, выполненной И. А. Седаковой [Седакова 1994], в виду отсутствия географических отсылок к представленным на карте условным обозначениям.

 

Наименования женскнх и мужских мифологических персонажей, определяющих судьбу, на карте разграничены. В случаях, когда эта характеристика в поверьях не выражена определенно, соответствующие наименования классифицируются по формальному (грамматическому) принципу (например, в.-серб. урудушњаци условно представлено на карте как название демонов мужского пола).

 

Пункты фиксации материала

. . . (стр. 696—711)

 

 

[Previous] [Next]

[Back to Index]