В «интерьере» Балкан: Юбилейный сборник в честь Ирины Степановны Достян

 

1. ВСТУПИТЕЛЬНОЕ СЛОВО

 

В.Н. Виноградов 

 

 

Мы подводим итоги деятельности Ирины Степановны Достян. Они впечатляют, Более шестидесяти лет труда на почве исторической балканистики. Одна линия прочерчивает всю ее жизнь, ни одного отступления. И начался сей путь в нелегкую для исторической науки пору. В гимне партии и государства тогда говорилось:

 

Весь мир насилья мы разрушим

До основанья, а затем

Мы наш, мы новый мир построим,

Кто был ничем, тот станет всем.

 

Лучший, талантливейший поэт эпохи вторил гимну:

 

Довольно жить законом,

Данным Адамом и Евой.

Клячу историю загоним,

Левой! Левой! Левой!

 

И это не воспоминания былинных времен, это — двадцатые и начало тридцатых годов прошлого столетия, время школьного образования Ирины Степановны. Историю за ее ненадобностью заменили в школах и университетах обществоведением. Созидаемое общество без социального гнета обещало быть сказочно прекрасным, что полезного для него можно было почерпнуть во мраке и тьме помещичьего режима?

 

Мы знаем, что получилось на самом деле.

 

И тогда Ирочке Достян, выходцу из старой интеллигентской среды, было к чему обратиться за знаниями. Существовала старая российская высокоталантливая историография, существовали архивы, богатством своих фондов изумляющие культурный мир, русская дипломатическая переписка, своей компетентностью восхищающая исследователей.

 

 

8

 

В ее балканской тематике скрывалось то, чего не было в зарубежной балканистике. Западная корреспонденция написана с позиций некоего цивилизационного свысока. Виднейший британский государственный муж В.Ю. Гладстон, которого судьба занесла на несколько лет на острова Ионического архипелага на должность генерал-губернатора, оказался органически неспособен свыкнуться с балканским неторопливым образом жизни, и жители представлялись ему лентяями и безбожниками. Вещь для россиянина немыслимая. С Балкан пришло православие, там мы почерпнули кириллицу — столпы нашей культуры. Православная солидарность существовала веками, в ней выделялся то один, то другой аспект: то филэллинизм, то, и особенно сильно, сознание славянской солидарности и готовности пролить кровь ради освобождения единоверцев от иноземного гнета. Ирина Степановна внесла немалый вклад в изучение концепции внешнеполитического курса России на Балканах — не в стремлении к территориальным захватам он заключался, а в подвижнической деятельности по возрождению их государственной жизни.

 

Так пожелаем же Ирине Степановне еще долгие годы продолжать плавание в безбрежном море балканских исследований!

 

[Next]

[Back to Index]