В «интерьере» Балкан: Юбилейный сборник в честь Ирины Степановны Достян

 

5. ОБРАЗОВАНИЕ В ХОРВАТИИ И СЛАВОНИИ В XVIII В.

 

И. И. Лещиловская 

 

 

До 70-х годов XVIII в. начальное образование в Хорватии и Славонии находилось в руках католических священников и монахов и было представлено малочисленными приходскими школами, влачившими жалкое существование. Время от времени работали городские школы.

 

Вместе с тем расширялась сеть иезуитских гимназий. Помимо существовавших с XVII в. гимназий в Загребе, Риеке, Вараждине, Крижевцах и Пожеге, появились средние учебные заведения в Карловаце (1736), Осиеке (1765), Винковцах (1779), а также в Беловаре на Военной Границе (1766). В течение 100 лет число учащихся в загребских гимназии и Академии (высшем учебном заведении) регулярно составляло 500-700 человек, из них третья часть приходилась на слушателей философии и теологии (теологическое образование оформилось в середине XVIII в.). В 1763-1772 гг. в загребской гимназии в среднем обучалось около 350 подростков. Уменьшение числа учащихся в ней было связано с появлением гимназий в соседних городах. В середине XVIII в. в учебном заведении Вараждина ежегодно насчитывалось 400 учеников, в Пожеге в 1761 г. было 206 гимназистов [1].

 

Содержание и организация учебного процесса в иезуитских гимназиях сохранялись неизменными в течение столетия. Правда, в 17591760 учебном году на основании декрета Марии Терезии в них в качестве обязательного предмета была введена математика.

 

Во второй половине XVIII в. иезуитские образовательные учреждения, в которых обучение всегда было схоластическим и нацеленным на церковные интересы, со всей очевидностью изжили себя. Школьная реформа «просвещенного» абсолютизма в Австрийской монархии, вызванная потребностями жизни, внесла существенные изменения в образовательную систему государства.

 

Принципиальным событием в этом направлении стала ликвидация папой Климентом XIV в 1773 г. иезуитского ордена. Мария Терезия

 

 

107

 

конфисковала в своем государстве его несметное имущество, которое составило основу государственного школьного фонда. Позднее Иосиф II ликвидировал и другие католические ордена. В Хорватии были закрыты монастыри иезуитов, паулинов и кларисс. Монастырское имущество вошло в так называемый церковный фонд, предназначенный для улучшения приходской службы в городах и селах под надзором государства. Но в ходе конфискации из Хорватии были вывезены в Венгрию многочисленные драгоценные предметы искусства и богатые библиотеки [2]. Ликвидация иезуитского ордена открыла возможность в Австрийской монархии школьной реформы.

 

В 1774—1777 гг. Мария Терезия провела в государстве всеобъемлющую школьную реформу. Она была вызвана общим ходом экономического развития, ростом городов и созданием регулярной армии с их потребностями в грамотных и образованных людях, а также политическими обстоятельствами. «Просвещенный» абсолютизм решал задачи интеграции разрозненных и разноязычных регионов государства в имперское целое, в том числе путем унификации образовательной системы, и укрепления самого государства в результате ослабления позиции церкви разных конфессий. Школьная реформа означала, что образовательная сфера стала предметом политики высокой государственной власти.

 

Задачей школьного образования должно было стать воспитание лояльных престолу граждан, владеющих реальными знаниями на уровне требований экономики и военного дела. Было установлено двухступенчатое обучение: начальные (основные) школы с преподаванием на родном языке учащихся и средние учебные заведения — гимназии. Преобразования осуществлялись за счет средств, полученных в результате конфискации имущества иезуитского ордена.

 

Возглавил проведение школьной реформы И.И. Фельбигер, аббат монастыря ордена августинцев в Сагане (Силезия), разработавший систему школ и организацию учебного процесса в них. Решающую роль он отводил учителю. Его методика включала урочно-классовую форму обучения, совместные занятия, практику вопросов и ответов, использование наглядных пособий, прежде всего таблиц, и пр. Это была прогрессивная педагогическая система, хотя и несколько формализованная.

 

 

108

 

В 1776 г. высочайшим декретом школы были переданы в ведение государства. Тогда же был учрежден «Districtus studiorum Zagrabiensis». В него вошли все основные («народные») школы в Хорватии, Славонии, Меджимурье, Риеке с Приморьем; две низшие гимназии в Крижевцах и Руме; три высших гимназии в Вараждине, Пожеге и Осиеке; главная основная школа, Академия и главная гимназия в Загребе [3].

 

Руководство школьным дистриктом (округом) было возложено на специальную комиссию. Ее возглавил верховный управляющий Никола Шкрлец, подчиненный Хорватскому королевскому вечу. Он занимал эту должность до 1787 г.

 

Н. Шкрлец (Загреб, 1729-1799), юрист, экономист, политик, принадлежал к числу наиболее видных дворян хорватского истеблишмента второй половины XVIII в. Он получил хорошее образование. Начав учебу в Загребе, молодой человек в гимназии Кисега (Венгрия) познал гуманитарные науки, в Пеште у пиаристов познакомился с риторикой. В иезуитской Хорватской коллегии в Вене он прошел курс логики и физики, в Болонье слушал право, а в Эгере (Венгрия) в юридической академии изучал муниципальные законы. Шкрлец владел, помимо родного, латинским, немецким, венгерским, французским и итальянским языками. Его библиотека насчитывала около 6000 книг. В 50-70-х годах Шкрлец занимал высокие должности в Хорватии: был членом Судебного стола, казначеем королевства, протонотаром (секретарем) королевства, членом Королевского веча. На склоне жизни он занял пост большого жупана (главы администрации) Загребской жупании. Ему принадлежали труды по правовым вопросам.

 

С позиции блюстителя сословных интересов хорватских дворян Шкрлец в области образования выступал против введения немецкого языка как языка преподавания в хорватских школах. Он осуждал иезуитскую схоластику и видел задачу школы в приобщении учащихся к реальным знаниям. «Повсюду его имя было очень славным, — писал о нем видный историк и писатель каноник Б. А. Крчелич, — благодаря достоинствам, которыми украшал службы, которые нес» [4].

 

Когда Хорватское королевское вече было в 1779 г. ликвидировано, его дела перешли в ведение Венгерского наместнического совета. Хорватия и Славония с их школами впервые оказались в административном подчинении у Венгрии. Это зависимое положение продолжалось

 

 

109

 

до 1848 г. Перед лицом цеитрализаторской и абсолютистской политики австрийского двора хорватский сабор узаконил в 1790 г., при некоторых условиях, административное и финансовое подчинение Хорватии и Славонии венгерской власти. А в 1791 г. (окончательно в 1805 г.) под давлением венгров он постановил ввести в латинские школы (школы с латинским языком преподавания) факультативное изучение венгерского языка. Вышла грамматика венгерского языка на кайкавском диалекте, распространенном в Хорватии. Но до 1847 г. в Хорватии и Славонии государственным языком оставался латинский [5].

 

В 1777 г. Мария Терезия подписала закон об организации школьного дела в Венгерском королевстве «Ratio educationis», который распространялся и на Хорватию со Славонией. Он устанавливал ступени школ, охватывающих начальное и среднее образование. Реформа предусматривала значительное расширение сети учебных заведений. Материальное положение школ было поставлено на твердую основу: содержание их и учителей было возложено на органы государственного управления. Учебная программа устанавливалась единой для всех подданных независимо от их веры, социального положения и имущественного состояния. Учителя назначались государственной властью без вмешательства церкви.

 

Основные, начальные школы были трех видов: в селах — трехлетние тривиальные школы, в окружных местах — четырехлетние главные школы, в центральных городах провинций — так называемые нормальные школы. Для подготовки учителей планировалась организация курсов при загребской нормальной школе.

 

Вводилось обязательное начальное обучение детей обоего пола с шести до девяти лет круглый год. Дети должны были усвоить грамоту, счет, религию, основы домоводства и сельского хозяйства. Языком преподавания в начальной школе устанавливался родной язык учащихся.

 

Основное содержание реформы сводилось к изъятию школ из церковной юрисдикции и установлению полной власти государства в области образования, унификации учебных программ в соответствии с разрядом школ во всем государстве, единообразию учебников.

 

Реформа Марии Терезии продвигала в начальные школы общеобразовательные знания, преодолевала церковную концепцию образовательных учреждений, но огосударствление школы в условиях угнетения

 

 

110

 

хорватов отчуждало ее от национальной среды, делая орудием австрийского абсолютизма.

 

Это особенно наглядно проявлялось на Военной Границе, которая представляла милитаризованную область и находилась в ведении Дворцового военного совета. Австрийские власти из практических соображений обращали внимание на подъем начального образования на Военной Границе. Официальным языком здесь был немецкий. С помощью немецких учителей и основных школ, где языком преподавания также был немецкий, военные власти добивались поголовного знания этого языка населением милитаризованной территории. Хотя разрешалось за счет общин открывать и «народные» школы с обучением детей на родном языке, но с обязательным изучением и немецкого языка [6].

 

При всех прогрессивных чертах школьной реформы Марии Терезии реальное положение начальных школ на гражданской территории Хорватии и Славонии оставалось, за редким исключением, малообеспеченным. Не было подходящих помещений для школ, подготовленных учителей, да и сами родители — крестьяне чинили препятствия регулярному посещению детьми занятий [7].

 

До 70-х годов XVIII в. программа и учебный процесс в иезуитских шестиразрядных гимназиях оставались традиционными, основываясь на типовом документе «Ratio studiorum» (Научная основа). Преподавание велось на латинском языке. Круг учебных предметов составляли латинский язык, основы греческого языка, римские классики, история (с элементами географии), вероучение (катехизис). На VI, последнем году обучения вводилась риторика. Помимо занятий в классах, учебная работа протекала в академиях — обществах лучших учеников, существовали дискуссионные клубы и пр. В школьную программу входили сценические представления как общеобразовательные и воспитательные мероприятия, задачи которых состояли в расширении знаний учащихся, тренировке памяти, практике в латыни, овладении ораторским искусством, воспитании у молодежи благочестия. По составу учеников и образовательным дисциплинам иезуитские гимназии носили светский характер. Иезуиты способствовали развитию образования в Хорватии, но наполняли его схоластическим содержанием и подчиняли интересам Контрреформации и укреплению власти Римской курии.

 

 

111

 

Постановлением Марии Терезии в 1773 г. гимназии, находившиеся в руках иезуитов, временно были переданы в управление епископам.

 

В 1777 г. гимназии получили новую организацию. В них было введено пятилетнее обучение. Главным учебным предметом остался латинский язык. Это в немалой степени объяснялось тем, что он был официальным языком в Хорватии и Славонии. Гимназисты начальных классов изучали также закон Божий, природоведение, арифметику и географию. В старших классах, помимо религии и природоведения, вводились еще логика, физика (в философском смысле), геометрия и высшая математика. Языком преподавания оставался латинский. Но в начальных классах гимназии допускалось преподавание и на родном языке учащихся. В 1771 г. по указанию двора в гимназиях был введен как обязательный предмет немецкий язык. Все предметы в каждом классе преподавал один учитель. Много внимания уделялось по-прежнему религиозно-моральному воспитанию гимназистов. Благодаря реформе Марии Терезии средняя школа в Хорватии и Славонии вступила на путь преодоления своей оторванности от жизни.

 

Наряду с обмирщением школы протекал процесс расширения социального состава учащихся. В конце XVIII в. число учеников непривилегированного происхождения в хорватских гимназиях значительно превышало численность дворянских детей [8].

 

После 1773 г. изменилось положение конвиктов — интернатов для малообеспеченных или проживавших далеко от городов гимназистов. Они существовали на разовые пожертвования и за счет фондов, основанных пожертвователями. Загребский конвикт, здание которого в стиле барокко стало украшением Загреба, был преобразован в Королевский дворянский конвикт, вараждинский — какое-то время находился в ведении государства, но в 1796 г. прекратил существование.

 

Преобразование школьной системы в Австрийской монархии привлекло внимание Екатерины II в ходе подготовки реорганизации школьного дела в стране. Австрийский опыт частично был использован в 80-х годах при совершенствовании народного образования в России.

 

В конце XVIII в. в Хорватии появились специальные, профессиональные школы, которые были призваны обслуживать нужды ремесла и торговли в подготовленных кадрах. Первоначально они устраивались в трехлетних главных школах в виде одногодичного класса дополнительного

 

 

112

 

обучения, в ходе которого учащиеся изучали строительное дело, механику, товароведение, математику и черчение. Такие школы назывались чертежными, математическими, геометрическими или ремесленными. Кроме того, существовали воскресные чертежные школы. Их были обязаны посещать все ученики в ремесле и торговле. В селах работали школы дополнительного (сверх начального) образования. Школьное дело теснее связывалось с реальной жизнью [9].

 

С ликвидацией иезуитского ордена его Академия в Загребе, так же как гимназии, временно перешла под управление епископа. Загребский архиерей заменил преподавателей-иезуитов в Академии преимущественно белым духовенством. С начала нового учебного года в нее записалось 200 студентов на курсы философии и теологии.

 

В 1776 г. Мария Терезия в рамках образовательной реформы придала Академии статус, равнозначный еще четырем академиям в Венгрии. Отныне она стала Королевской академией наук — государственной высшей школой с философским, юридическим и теологическим факультетами. Но в 1784 г. Иосиф II передал теологию епископской семинарии, хотя и далее она сохранила название факультета. Юридический факультет стал наследником Политико-камеральной (финансовой) школы, которая с 1769 г. действовала в Вараждине с целью подготовки специалистов в области управления. Уже в 1772 г. эта школа переехала в Загреб и разместилась в здании Академии, чтобы в 1776 г. и вовсе слиться с ней [10].

 

Внутренняя структура Академии включала факультеты во главе с деканами и кафедры, охватывавшие один или несколько родственных предметов. К Академии была присоединена и «главная гимназия», находившаяся в таком положении до 1842 г. В 1776 г. в Академии было 12 профессоров, утвержденных в должности Марией Терезией. 10 из них являлись священниками. На каждой кафедре имелся ординарный (штатный) профессор, который преподавал один или несколько предметов.

 

Документ «Ratio educationis» 1777 г. определил организацию и учебный процесс в Академии. На философском факультете учебный план включал теоретическую и экспериментальную физику и механику, логику, метафизику, моральную философию и историю философии, элементарную математику, геометрию, архитектуру, гидротехнику, общую и литературную историю. Факультативно велось преподавание вспомогательных исторических дисциплин: геральдики, нумизматики,

 

 

113

 

дипломатики и библиографии. На юридическом факультете слушатели изучали каноническое, естественное, международное, общее публичное и гражданское право, а также административные и экономические предметы.

 

Философский факультет на уровне высшей школы давал общеобразовательные знания. Поэтому слушатели записывались вначале на этот факультет и лишь по окончании двухлетнего обучения на нем продолжали занятия на других факультетах [11].

 

В учебном процессе Академии, а именно: в курсе натуральной философии, впервые в Хорватии озвучивались новые научные идеи. С середины XVIII в. стали проникать в учебные предметы теоретические положения И. Ньютона, представления о гелиоцентрической системе мира, о строении материи. В философском курсе присутствовали, а тем самым и пропагандировались, хотя и в скромных размерах, точные и естественные знания [12]. Учебный план Королевской академии существенно отличался от программы иезуитского образовательного учреждения и был более приближен к потребностям жизни Нового времени.

 

Языком преподавания оставался латинский. Вместе с тем в учебном процессе не запрещалось использование и родного языка. Известно, что ряд учебников по венгерскому частному праву был издан на кайкавском диалекте [13].

 

В 1791-1795 гг. Академию по курсу философии закончили 122 человека, в 1796-1800 гг. — 260. Всего за десятилетие Академия выпустила 382 «философа». Это были молодые люди из Загреба (51 человек), хорватских жупаний (182), Славонии (37), Военной Границы (33), Венгерского приморья (Риекской губернии — 16), Венгрии (45), австрийских земель (18) и других мест. [14] Академия привлекала молодежь с территории, далеко выходившей за рамки Хорватии и Славонии. Все это свидетельствовало о возрастании авторитета Академии как образовательного учреждения и роли Загреба как культурного центра. Помимо высшей образовательной, Академия выполняла и интеграционную функцию.

 

Патент 1785 г. о личной свободе зависимых крестьян, развитие сети основных школ способствовали распространению грамотности среди крестьян, а учреждение стипендий для лучших учеников позволило крестьянским детям поступать в гимназии. В 1785 г. из 409 гимназистов (кроме Загреба) 132 ученика были дворянского происхождения, 172 —

 

 

114

 

принадлежали к сословию горожан, а 105 — являлись крестьянскими детьми [15]. В Пожеге, например, многие гимназисты принадлежали к малообеспеченным семьям. В городе не было конвикта. И полуголодные ученики по вечерам обходили дома и просили на пропитание [16].

 

Реформа образования способствовала расширению социального состава и студентов Академии. В 1791-1800 гг. по социальной принадлежности учащихся 148 было из крестьян, 134 из горожан, 73 из дворян и 27 из военных [17]. Однако результативность образовательной реформы в плане формирования хорватской интеллигенции значительно снижалась в условиях сословного строя общества. Если учесть, что многие студенты получали материальное содержание от церкви (в 1791-1795 гг. половина учащихся) и в сословной среде недворяне могли преуспеть лишь в ее лоне, станет понятным значительное преобладание (в 17911800 гг. 70%) среди выпускников философского курса Академии тех, кто избрал церковную карьеру [18].

 

В самой Академии не угасала надежда на превращение ее в университет. Казалось, что события 1790 г. благоприятствовали этому. Война с Турцией вселяла надежды на освобождение южнославянских земель от власти Порты и пробуждала смутные мечтания об их присоединении к Хорватии. Академия обратилась к хорватскому сабору с прошением о проведении в жизнь университетского диплома, который был выдан ей Леопольдом I в 1669 г. Тогда по просьбе загребских иезуитов австрийский монарх утвердил новую Академию в ранге университета с подобающими ему правами, привилегиями и свободами. Соответствующий диплом утвердил и хорватский сабор. Однако генерал и старейшины иезуитского ордена воспротивились созданию в Загребе университета. Хотя грамота Леопольда I осталась нереализованной, Академия на практике в течение двух столетий функционировала как высшая школа. В конце XVIII в. акция Королевской академии получила отклик в саборе, который в своей инструкции хорватским делегатам, отправлявшимся на сессию венгерского Государственного собрания, впервые выразил поддержку ходатайству Академии [19]. Но времена менялись, и мечтам о превращении Академии в университет не суждено было тогда сбыться.

 

Главным результатом развития образовательного процесса в Хорватии и Славонии в XVIII в. было расширение сети школ. Если в 1767 г. здесь насчитывалось всего 24 основные школы, то в 1770 г. их стало 60,

 

 

115

 

в том числе 54 приходилось на село [20]. Школьное дело вошло в компетенцию органов государственной власти, что означало его секуляризацию, хотя католическая церковь и далее сохранила серьезное влияние на образование. Светская Королевская академия стала основным очагом подготовки хорватской интеллигенции в первом поколении, но процесс ее формирования протекал крайне медленно.

 

Судьба и развитие школы в Хорватии, Славонии и на Военной Границе в условиях германизации и начавшейся мадьяризации были сложными. С одной стороны, потребности жизни требовали от хорватов в многонациональном государстве знания государственных языков. С другой — местная школа, находившаяся в подчинении у верховных венгерских или австрийских властей, превращалась в проводника государственной школьной политики, далекой от коренных интересов хорватов. На пороге XIX в. перед хорватским народом встала, как часть исторических задач, проблема организации системы народного образования в соответствии с общеевропейским стандартом обучения и интересами развития хорватской нации.

 

[Previous] [Next]

[Back to Index]


 

ПРИМЕЧАНИЯ

 

1. Vanino М. Isusovci i hrvatski narod. Zagreb, 1969. Т. I. S.139; Т. II. S. 373, 539; Kampuš I., Karaman I. Tisućljetni Zagreb od davnih naselja do suvremenog velegrada. Zagreb, 1987. S. 99.

 

2. Kampuš I., Karaman I. Tisućljetni Zagreb... S. 120.

 

3. Šidak J. Regia scientiarum Academia // Šidak J. Kroz pet stoljeća hrvatske povijesti. Zagreb, 1981. S. 171-172.

 

4. Krčelić B. A. Annuae ili historijal748-1767. Zagreb, 1952. S. 451; Šidak J. Regia scientiarum Academia. S. 173.

 

5. Šidak J. Jedno stoljeće u razvoju školstva u hrvatskim zemljama od 1773. do 1874 // Šidak J. Kroz pet stoljeća... S. 190; Hrvatski narodni preporod 1790-1848. Hrvatska u vrijeme Ilirskog pokreta. Zagreb, 1985. S. 150.

 

6. Šidak J. Jedno stoljeće...S. 189, 191, 193.

 

7. Ibid. S. 195.

 

8. Ibid. S. 193.

 

9. Enciklopedija Jugoslavije. Zagreb, 1960. 4. Hrvatska. S. 176, 178.

 

10. Šidak J. Regia scientiarum Academia. S. 171 i sl.; Kampuš I., Karaman I. Tisućljetni Zagreb... S. 120.

 

 

116

 

11. Šidak J. Regia... S. 172 i sl.

 

12. Enciklopedija hrvatske povijesti i kulture. Zagreb, 1980. S. 775.

 

13. Šidak J. Regia... S. 179.

 

14. Nemeth K. Zagrebačka akademija uoči Narodnog preporoda // Iz starog i novog Zagreba. Zagreb, 1957.1. S. 172-173.

 

15. Историја народа Југославије. Београд, 1960. Књ. II. С. 1019.

 

16. Vanino M. Isusovci i hrvatski narod. Т. II. S. 540.

 

17. Nemeth K. Zagrebačka akademija...S. 175.

 

18. Ibid. S. 178.

 

19. Šidak J. Regia... S. 176-177.

 

20. Историја народа Југославије. Београд, 1960. Kњ. II. С. 1018.